«На кой мне этот нищеброд?» - реальное отношение Левченко к Блюменкранцу

Русская женщина, так уж сложилось исторически, любит сперва и главным образом деньги – а уже потом, в качестве бонуса, того, кто их для неё зарабатывает. Быть может, это и правда особенность менталитета, сформированная за тысячелетия нищеты и сопутствующих проблем денежного характера у славянских народов – или просто меркантильность стала трендом нового времени, рассуждать на эту тему можно долго и упорно. А суть все равно одна – в конечном счете дамочка, если обладает хотя бы намеком на привлекательность, непременно будет метить прежде всего в жены к богатому, дабы обеспечить для себя и своего будущего потомства некую финансовую стабильность. Это не то, чтобы плохо, скорее естественно и даже в некоторой степени логично – но такая позиция встречает, как правило, осуждение у тех мужчин, которые не могут и/или не хотят тратить на своих подруг и жен свои кровно заработанные по совокупности причин. Валерий Блюменкранц, вот, прекрасно понимал, делая предложение Ане Левченко, что она – молоденькая силиконовая «соска», которая себя слепила у пластического хирурга, чтобы найти «папика» и за его счет жить-не тужить. На что же он рассчитывал? На то, что она от него не уйдет, как только вскроется, что за пределами Дом-2 у него ни гроша-ни шиша, а сам он – папаша-алиментщик, отдающий половину дохода бывшей жене из-за наличия общего ребенка? Как наивно с его стороны…

Анна Левченко и Валерий Блюменкранц

«Я буду честна, мне не нужен мужик, который не будет обо мне заботиться, в том числе и материально. Любовь – это замечательно, но за неё себе одежду и еду не купишь, к сожалению. Я хорошо отношусь к Валере – но, не думаю, что у нас что-то может получиться, так как он еще не нашел самого себя в этой жизни, и брать ответственность за жизнь чужую, то бишь, за мою, пока не в состоянии, не потянет» - комментирует экс-участница Дом 2.

Анна Левченко и Валерий Блюменкранц

А теперь с женско-меркантильного на общечеловеческий, простой и понятный перевод: «Мне не нужен нищеброд – я хочу сидеть на шее и нихрена не делать, ездить по курортам и трахаться с турками и египтянами за деньги мужа, а не сидеть на этой сраной передаче и ждать у моря погоды, пока у него там какие-то накопления появятся, которые он еще может и не на меня потратить». Такая вот Анечка – самый, что ни на есть, типичный собирательный образ современной московской «чиксы».

Также читайте новости на целую неделю раньше эфиров, подписывайтесь на нас Вконтакте или Одноклассниках