«Срать нам на твоего ребенка, и на тебя» - Рапунцель плакала, читая комментарии

Ольга Рапунцель продолжает жить в каком-то своем, как сейчас принято в таких случаях изъясняться, «маня-мирке» - то бишь, смотрит на окружающих и на мир в целом через призму своего совершенно необъективного восприятия. Так, например, она по-прежнему мнит себя кумиром молодежи и объектом обожания – хотя зрители Дом-2 называют её имя лишь в контексте упоминания самых надоевших, самых притянутых за уши и самых нелюбимых персонажей телестройки за все время её существования.

Ольга Рапунцель

Также Оля полагает всерьез, что кому-то не плевать на её ребенка – на уже имеющегося и на пока еще не рожденного. Наивно думает, что все восторгаются каждой фотографией Василисы, что завидуют ей, как матери, что хотят жить так, как она с мужем и дочерью. Но иногда её словно бы холодной водой посреди жаркого знойного летнего дня, обдают комментариями, в которых передают всю суть и рапунцельской натуры, какой она видится телезрителю на самом деле, и реального отношения публики. Например, вот:

«Что ты там разоралась – беременная она, видите ли. Ну, и что? Да насрать тут всем, понимаешь? Родишь ты, или нет, или выкидыш у тебя случится на девятом месяце, или еще год будешь вынашивать свою тугосерю, или еще что – наплевать! Как и на тебя, как и на твоего муженька, и на дочку – все вы дармоеды, сидите там и прожираете налоговые деньги, пока людям в городах жрать нечего!» - такое мнение недавно прозвучало под одним из последних Олиных постов.


Этот комментарий она, конечно же, удалила – но успела зачитать его в прямом эфире в Инстаграм, и по её лицу было видно, в каком она пребывала культурном шоке. Наверняка после завершения трансляции еще и проревела пару часов – это в её духе, она сильно восприимчива к фактам, противоречащим её убеждениям. А она была убеждена, что её любят и поддерживают – а тут, бац, и оказалось, что нихрена подобного!

Ольга Рапунцель
Также читайте новости на целую неделю раньше эфиров, подписывайтесь на нас Вконтакте или Одноклассниках